Свечной заводик отца михаила

Свечной заводик отца михаила

Г ерой известного произведения «Двенадцать стульев» священник отец Федор лелеял с детства сладкую мечту: быть человеком стабильным и обеспеченным. Родившись в Самаре, по стечению обстоятельств он стал священнослужителем. Годы шли. Громы Революции и Гражданской войны отгремели над его головой. Скромная роль приходского священника, требовавшая некоторого посвящения, хозяйственная матушка, исповеди умирающих – все это стало основными вещами, наполнявшими смыслом размеренную жизнь отца Федора.

Н о главная, невысказанная, сокровенная мечта всей жизни все же не покидала укромный уголок его души. Отец Федор не мечтал о многом: он мечтал о маленьком свечном заводике с парой рабочих в небольшом хозяйственном помещении какого-нибудь тупикового самарского переулка. В отличие от претенциозного Остапа Бендера ему не нужен был миллион и Рио-де-Жанейро, ему нужны были стабильность, умеренный доход и устойчивое чувство собственничества, почему-то именовавшееся мелкобуржуазными замашками в то смутное и тревожное время.

В век, когда электрификация всей страны была обозначена главным шагом на пути к светлому коммунистическому будущему, отец Федор консервативно верил в стеариновые свечи, столь испытанные временем и способные осветить хоть небольшое, но обозримое жизненное пространство. После того как представился долгожданный момент раздобыть стартовый капитал в несметном состоянии генеральши Поповой, отец Федор тут же остриг мешающую священническую бороду, сменил подрясник на косоворотку и картуз, и, изъяв у жены некоторые сбережения, которые удалось «напастырствовать», пустился за многообещающей дюжиной стульев с вдохновением кладоискателя.

М ного испытаний уготовала ему судьба. Но рвение его было безгранично, ведь на карту было поставлено немало! Финал замечательной истории, нарисованной Ильфом и Петровым, являющейся в большей мере трагедией, нежели комедией, был до банальности прост: отец Федор стал клиентом психиатрической больницы. Его мнимой соседкой оказалась не кто иная как царица Тамара, и он наконец-то получил в безраздельное владение свой свечной заводик!

П ожалуй, лишь специалист может сказать, какие скрытые, глубинные мотивы руководили Ильфом и Петровым при создании образа священника Федора. Насколько сильное влияние оказала советская цензура – была ли с ее стороны прямая установка опорочить церковь в лице священнослужителей? Как бы то ни было, у авторов получилось великолепное произведение, персонажи которого нарисованы литературной кистью во всем многообразии оттенков и тонов, отразивших трагизм и глубину человеческих душ.

О браз отца Федора, как собирательный для всего религиозного мира, несущего «опиум для народа», вдруг совершенно неожиданно оказался антиподом истинного христианства. Сработал неизменный принцип, утвержденный историей: попытка отобразить Бога в кривом зеркале всегда приводит к изображению Его противоположности – антихриста. Всякая насмешка над Богом так или иначе превращается в высмеивание человеческих пороков, ибо Бог либо отображается в кристально-чистом, правдивом зеркале, либо не отображается вообще.

Е сли всмотреться повнимательнее, то без труда можно отметить одну важную особенность: отец Федор перестал быть Божьим слугою не в момент собственноручного пострижения своей бороды и снятия наперсного креста. Совершенно очевидно, что по-настоящему он им не был никогда. По крайней мере, в том обозримом его прошлом, которое мы способны разглядеть на страницах «Двенадцати стульев».

О тец Федор объединяет собою категорию людей, носящих имя «христиане», и более того, «служители», сделавших призвание ремеслом. Христос недвусмысленно говорил, что служение двум господам не доведет до добра: такой служитель будет либо лжецом (причем, в первую очередь, перед самим собою), либо, как наш герой, шизофреником по причине раздвоения личности.

Т айные энергии, скрытые в глубине души, стоящие у руля всех действий, рано или поздно станут явными для всех. Сокровище нашей жизни, как мощный магнит, влечет сердце к себе, становясь нашей судьбой. Свечной заводик, как воплощение управляемости и предсказуемости житейских процессов – вот что двигало горе-священника на немыслимые подвиги!

Ч то же, спросите вы, Бог против того, чтобы у каждого христианина была стабильность в финансово-материальном отношении? Да нет, вовсе нет. Все дело в степени привязанности к материальным богатствам и в нашем восприятии их. В том случае, если нарушается непреложный принцип «Во главе Бог», жизнь человека становится неугодной в глазах Божьих.

И дело не в том, что Господь извращенно честолюбив, что не терпит малейшего невнимания к собственной личности, а в том, что человек, перемещающий центр своего упования с Бога на другие вещи, нарушает вселенский принцип равновесия. Бог может быть только в центре нашей жизни, либо не быть в ней вообще. Он в силу Своей сущности не может оказаться на периферии наших стремлений, желаний и стараний. Такова Его природа.

Т очно также как центр окружности может быть либо точкой половины диаметра, либо перестать быть центром. И совсем не важно здесь то, что для нас становится главным: Рио-де-Жанейро или всего лишь свечной заводик – если сердце наше не принадлежит Богу, мы уверенно движемся по пути отца Федора.

Р оман «Двенадцать стульев» вышел в свет в 1927 году. Примерно в это же время начала работу государственная машина репрессий по отношению к церкви. Быть номинальным священнослужителем в Советской России было не только не выгодно, но и опасно.

К примеру, только с августа 1937 по октябрь 1938 года на территории подмосковного полигона НКВД в Бутово были расстреляны более тысячи священнослужителей. Палачи, издеваясь над смертниками, спрашивали их на краю братской могилы: «Ну что, есть Бог»? «Да, есть Бог!» – почти всегда звучал неизменный ответ, после которого в России становилось меньше на одного Божьего слугу.

Ч то заставляло этих христиан избирать смерть вместо жизни? Можно предположить, что смерть они и не избирали. Они вообще-то сделали свой выбор гораздо раньше, когда судьба не предвещала жестокой кончины: избрали служение Богу как всеобъемлющую цель своей жизни.

И так, какая же перспектива нам больше по душе: жизнь с Богом во главе и миг перехода в Небесное Царство или судьба саморасстриженного Божьего слуги с нескончаемым смятением в душе и мнимым покоем психиатрической больницы?

С овершенно не исключено, что отец Федор рассчитывал снять наперсный крест лишь на время. Лишь на то время, пока идет «недуховная» погоня за деньгами. В его идеальном плане жизни церковь и свечной заводик не были вещами взаимоисключающими. Поправив свои коммерческие дела, получив надежную базу, он вполне готов был взяться за кадило вновь. Но почему-то судьба распорядилась по-другому, направив течение жизни в ее естественное русло: двое «господ» не смогли ужиться на одном троне.

В сех любящих Бога Писание называет «царственным священством» (1 Пет. 2:9). Все мы призваны для священнодействия хотя бы в пределах своей собственной семьи.

С вященство это подразумевает отдачу и посвящение собственной жизни в пользу интересов Божьих. Необходимо помнить о том, что служить двум божествам грешно и нелепо. Нельзя отдавать свое сердце сразу двум господам, ибо обстоятельства жизни рано или поздно заставят нас любить одного и ненавидеть другого (Мф. 6:24).

К ак много христиан, когда-то вступивших на путь служения, но увлекшихся идеей собственного свечного заводика, проводит жизнь в бесконечной погоне за призрачным счастьем! Сколь многие попали в рабство общественного мнения об уровне благосостояния и, очарованные красками современной моды, утратили желание священнодействовать!

С амое печальное – это то, что многие не достигнут воображаемых целей, и, как герои другого романа Ильфа и Петрова, после неудачно завершившегося куража-автопробега будут стоять на обочине, наблюдая, как «настоящая жизнь пролетает мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями»!

П усть Бог еще раз приведет нас к размышлениям о нашем предназначении и о том, чему мы отдаем бесценные годы и душевные силы.

Источник: gazeta.mirt.ru

Собственный свечной завод

Цитата из романа “Двенадцать стульев” (1927 г.) советских писателей Ильи Ильфа (1897 – 1937) и Евгения Петрова (1903 – 1942).

Отец Фёдор мечтает о собственном свечном заводе, который, по его мнению, позволит ему получать стабильный доход (ч. 1 гл. 3):

“Мечтал отец Востриков о собственном свечном заводе. Терзаемый видением больших заводских барабанов, наматывающих толстые восковые канаты, отец Федор изобретал различные проекты, осуществление которых должно было доставить ему основной и оборотный капиталы для покупки давно присмотренного в Самаре заводика.

Идеи осеняли отца Федора неожиданно, и он сейчас же принимался за работу. Отец Федор вдруг начинал варить мраморное стирочное мыло; наваривал его пуды, но хотя мыло, по его уверению, заключало в себе огромный процент жиров, оно не мылилось и вдобавок стоило втрое дороже, чем “плугимолотовское”. Мыло долго потом мокло и разлагалось в сенях, так что Катерина Александровна, проходя мимо него, даже всплакивала. А еще потом мыло выбрасывали в выгребную яму.

Прочитав в каком-то животноводческом журнале, что мясо кроликов нежно, как у цыпленка, что плодятся они во множестве и что разведение их может принести рачительному хозяину немалые барыши, отец Федор немедленно обзавелся полдюжиной производителей, и уже через пять месяцев собака Нерка, испуганная неимоверным количеством ушастых существ, заполнивших двор и дом, сбежала неизвестно куда. Проклятые обыватели города N оказались чрезвычайно консервативными и с редким для неорганизованной массы единодушием не покупали у Вострикова ни одного кролика. Тогда отец Федор, переговорив с попадьей, решил украсить свое меню кроликами, мясо которых превосходит по вкусу мясо цыплят. Из кроликов приготовляли: жаркое, битки, пожарские котлеты. Кроликов варили в супе, подавали к ужину в холодном виде и запекали в бабки. Это не привело ни к чему. Отец Федор подсчитал, что при переходе исключительно на кроличий паек семья сможет съесть за месяц не больше 40 животных, в то время как ежемесячный приплод составляет 90 штук, причем число это с каждым месяцем будет увеличиваться в геометрической прогрессии.

Тогда Востриковы решили давать вкусные домашние обеды. Отец Федор весь вечер при лампе писал химическим карандашом на аккуратно нарезанных листках арифметической бумаги объявления о даче вкусных домашних обедов, приготовляемых исключительно на свежем коровьем масле. Объявление начиналось словами: “Дешево и вкусно”. Попадья наполнила эмалированную мисочку мучным клейстером, и отец Федор поздним вечером налепил объявления на всех телеграфных столбах и поблизости советских учреждений.

Читайте также:  Пробка расширительного бачка ваз 2109

Новая затея имела большой успех. В первый же день явилось 7 человек, в том числе делопроизводитель военкомата Бендин и заведующий подотделом благоустройства Козлов, тщанием которого недавно был снесен единственный в городе памятник старины, триумфальная арка елисаветинских времен, мешавшая, по его словам, уличному движению. Всем им обед очень понравился. На другой день явилось 14 человек. С кроликов не успевали сдирать шкурки. Целую неделю дело шло великолепно, и отец Федор уже подумывал об открытии небольшого скорняжного производства, без мотора, когда произошел совершенно непредвиденный случай.

Кооператив “Плуг и молот”, который был уже заперт три недели по случаю переучета товаров, открылся, и работники прилавка, пыхтя от усилий, выкатили на задний двор, общий с двором отца Федора, бочку гнилой капусты, которую и свалили в выгребную яму. Привлеченные пикантным запахом, кролики сбежались к яме, и уже на другое утро среди нежных грызунов начался мор. Свирепствовал он всего только три часа, но уложил всех 240 производителей и весь не поддающийся учету приплод.”

ч. 2 гл. 22 – из письма Отца Федора своей жене:

“Мы скоро заживем иначе. Помнишь, я тебе говорил про свечной заводик. Будет он у нас, и еще кое-что, может быть, будет. И не придется уже тебе самой обеды варить, да еще столовников держать. В Самару поедем и наймем прислугу.”

Источник: dslov.ru

Ульяновск – город новостей (ulgrad.ru)

Прозорливый отец Федор или маркетинг свечного заводика

Когда уже был почти готов этот материал, мы отправились сделать несколько фотографий достаточно уникального здания, в котором располагался епархиальный свечной завод. Увы, но вместо свечного заводика мы застали только развалины – здание недавно снесли, а нам остались лишь одни воспоминания и интересные исторические факты, которые заставляют ещё больше сожалеть об утрате бывшего завода, который запомнился не только своей историей, но и своеобразной «готической» архитектурой.

«Мечтал отец Востриков о собственном свечном заводе.
Терзаемый видением больших заводских барабанов, наматывающих
толстые восковые канаты, отец Федор изобретал
различные проекты, осуществление которых должно
было доставить ему основной и оборотный капиталы для
покупки давно присмотренного в Самаре заводика».

Отец Федор из знаменитых «12 стульев» Ильфа и Петрова мечтал о свечном заводике неспроста – дело это было достаточно прибыльное. Пожалуй, именно эта главная мечта о заводике и была единственной толковой бизнес-задумкой бизнесмена-неудачника. Если смотреть с современных позиций, то сан священнослужителя позволил бы отцу Федору обеспечить продукции собственного заводика гарантированный сбыт. Даже в 20-х годах прошлого века многие церкви Поволжья испытывали явный недостаток в свечах. Этот факт значительно снижал риски бизнеса, а узость рынка позволяла исключить серьёзные затраты на маркетинг. Думаем, что дело бы у героя Ильфа и Петрова вполне могло бы пойти даже при НЭПе. Тем более, что за примерами далеко ходить не надо.

14 мая 1890 года вышло постановление Синода, которым было предписано делать церковные свечи из чистого воска. Этот факт наконец-то сдвинул с мертвой точки обсуждений и проект строительства епархиального свечного завода в Симбирске. Но это далеко не начало истории строительства. Началось всё за 14 лет до знакового постановления.

Первое предложение о строительстве свечного завода в Симбирской епархии было высказано на съезде духовенства в 1876 году. Предложение не затерялось – был создан специальный комитет, который приступил к работе по проектированию. Итоги были представлены через год, на съезде 1877 года. Проектом предусматривалось строительство каменного двухэтажного здания 17 на 13 метров. Несмотря на то, что проект был предварительным, он вызывал жаркие споры. В частности, горячо обсуждались вопросы «а почему бы ни сделать второй этаж деревянным?» и «как правильно искать управляющего». В итоге дело потонуло в полемике и даже не дошло до составления точного бюджета и поиска места под строительство. Для некоторого успокоения ограничились чем-то вроде резолюции, в которой было указано, что завод необходим, но его строительство стоит отложить из-за недостатка средств.

Тут стоит немного отвлечься от хронологии событий и обратить внимание на то, как было поставлено «свечное дело» в уездных и сельских церквях губернии. Каждая церковь имела свою свечную лавку и определенную кассу пожертвований. На деньги из неё и закупались свечи у частных производителей. Производили кустари свечи из самого разного «матерьялу», зачастую мешая воск с различными жирами. Собственный свечной завод Епархии мог бы составить им серьёзную конкуренцию, но вопрос, по сути, стоял несколько иначе. Во-первых, речь шла об аккумулировании «свечных» денежных потоков в одном месте, а во-вторых, о силовой монополизации рынка – церквям попросту запретили бы закупать свечи у частников.

Возможные выгоды отлично осознавались духовенством, поэтому к вопросу строительства вернулись и на съезде 1879 года. Опять был создан специальный комитет, который исследовал свечное дело на ближайших заводах и даже составил новый план устройства завода. Также были намечены пункты для открытия складов свечей в церковных округах. Но и на этот раз дело отложили. В итоге очередной съезд духовенства 1881 года опять отклонил планы по скорому строительству завода.

Постановление Синода, о котором мы упомянули выше, давало дополнительное преимущество заводу, так как себестоимость свечей из чистого воска при массовом, а не кустарном производстве, значительно снижалась. Этот факт заставил духовенство действовать более активно. В тот же год было решено подсчитать количество свечей и огарков, которые продаются в течение года по церквям и выделить 25000 рублей на сам завод и 40000 рублей на закупку материалов и на старт производства.

28 июня 1891 года по вопросу сооружения завода был созван экстренный съезд духовенства, который постановил открыть в Симбирске завод, а по округам – склады свечей, выделить на завод 45563 рубля, купить под него место и назначить для исполнения комитет.

13 сентября у мещанки Березниковой за 10522 рубля 52 копейки был куплен участок с постройками на выселках Малых Тутей на углу 1-ой Инвалидной и старой Инвалидной улиц общей площадью 4422 квадратные сажени. Цена по тем временам небольшая, особенно если учесть, что на участке были вполне пригодные строения. Именно их и решили использовать под завод. Перестройка помещений закончилась 20 ноября, а 9 октября экстренное епархиальное собрание уже установило цены на продукцию и закупило материалы. В итоге 24 ноября, т.е. всего через два месяца после начала работ, завод заработал.

За следующий года завод уже выработал 5365 пудов свечей и «сделал» Епархии выручку в 88 983 рубля. К этому времени все церкви практически обязали закупать свечи централизованно, и дела завода пошли настолько хорошо, что с 1897 года из прибылей ежегодно стали отчислять по 15000 рублей на содержание епрахиального женского училища – деньги по тем временам огромные.

Завод неоднократно перестраивался. Нам удалось найти проект его первой перестройки (из строений Березниковой), который предусматривал устройство таких помещений как валовая, золотарня, помещение для паровой машины, комната для ручного производства, отделочная, а также складов. Предполагалось использовать как усадебный дом, так и надворные постройки. Именно эта перестройка и задала тот особый архитектурный «готический» стиль, который бережно сохранялся при дальнейших перестройках.

Через несколько лет завод ожидала новая реконструкция. В нём была открыта школа грамоты для детей работников завода, при школе выделена комната для учительницы. Затем на базе этой школы была открыта церковно-приходская школа для детей из Тутей, которая благополучная проработала до революции.

За добрыми делами духовенство не забывало и о практической стороне вопроса. Не знаем, что способствовало этому – то ли богоугодность дела, то ли банальная деловая хватка организаторов завода, но дела на нём шли всё лучше и лучше. Более того, «бизнес» постепенно расширялся. Так, в самом конце XIX века при заводе было решено открыть продажу церковного вина, для чего на Кавказ и в Крым была отправлена специальная комиссия – изучать опыт. Опыт был успешно изучен и при заводе открыт специальный склад по продаже церковного вина.

Но и этим дело не ограничилось – через некоторое время при заводе открыли центральный склад церковной утвари и свечной завод окончательно стал центром «церковной» торговли губернии. При этом, как написано в отчете о деятельности завода, изданном в 1916 году, «чистая прибыль естественно ежегодно возрастала и радовала комитет завода». Этот факт позволил в 1911 году открыть «торговлю» в отдельном помещении на углу Саратовской и Панской улиц в самом центре Симбирска.

«Теперь читай внимательно. Мы скоро заживем иначе.
Помнишь, я тебе говорил про свечной заводик. Будет он
у нас, и еще кое-что, может быть, будет. И не придется
уже тебе самой обеды варить, да еще столовников держать.
В Самару поедем и наймем прислугу». – писал отец Востриков в письме жене.

Конечно, прислугу заводской комитет из духовенства себе не нанимал, но если бы завод был частным, то его владельцу можно было бы позавидовать. «Свечные и утварные» доходы сделали бы его одним из самых богатых людей в тогдашнем Симбирске. Но такое было попросту невозможно – к началу XX века вся торговля церковной утварью и свечами была жестко монополизирована заводом – церквям разрешалось закупать свечи, а затем утварь и вино, только на свечном заводе Епархии и нигде более. Доходы от завода шли на благие дела и позволили значительно увеличить объём благотворительности.

Так почему же отец Федор по нашему мнению с заводиком оказался прозорлив? Причина проста – приход советской власти убрал монополию на утварь и свечи и не только у нас в губернии, но и везде, где существовала такая практика, в том числе и в Самарской губернии. По этой причине с приходом НЭПа идея об открытии в Самаре свечного заводика была вполне здравой – продукция имела бы гарантированный спрос. Другое дело, что пожить в Самаре с нанятой прислугой Вострикову довелось бы недолго – не за горами были годы начала активных гонений на церковь…

Читайте также:  Установка противотуманки на ларгус

Источник: ulgrad.ru

Мой маленький свечной заводик – История создания мастерской

Я хочу Вам рассказать историю своего творчества, в ней есть место драматическим и очень позитивным моментам))) Сейчас я живу в городе Саров Нижегородской обл., а до 2009 года жила в Москве.

Всё начиналось в далеком-далеком 2008 году. Я была беременна и находилась в поиске интересного занятия. Организовала курсы кройки и шитья – не мое. Вязала – не мое.

Пошла я как-то зимним вечером к подруге в гости и увидела у нее на окошке силиконовые формочки для льда, заполненные чем-то твердым и приятно пахнущим. Так я познакомилась с новым хобби подруги – мыловарение с нуля. А когда вернулась домой, стала гуглить про мыловарение.

Но странным образом судьба подбросила мне статью про изготовление свечей в домашних условиях, и моя любовь к ним родилась именно в тот вечер. В ближайшем магазине хозтоваров я нашла белые столовые свечи, основу свечи я плавила, а фитиль вынимала и использовала в свечах. В магазине детского творчества я купила восковые мелки для окрашивания свечной массы. Процесс изготовления свечей меня очень увлек, я покупала в “Хозтоварах” столовые свечи десятками.

А самое главное, жизнь для меня превратилась в вечный поиск новых форм для свечей. Я покупала новые шампуни, йогурты, ватные палочки и формочки для песка только ради баночек, куда я залью потом свечку. Яичная скорлупа и кокос также были использованы в этих целях. Я часами бродила по супермаркетам и детским магазинам, чтобы увидеть предмет, который бы я использовала в качестве формы для свечи! В качестве красителей я все так же использовала мелки.

Правда, иногда были и смелые эксперименты, например, с землей Что же не придумаешь в порыве творчества?!

Замечательными формами оказались рулончики из-под туалетной бумаги и квадратные коробки из-под молока: картон легко разорвать и освободить застывшую свечу от формы.

Я делала формы из гипса. Лепила основу из пластилина и заливала гипс, а пластилин потом как-то выковыривала))

Впервые попробовала не наливать, а закладывать в форму остывающую кашу из парафина, получались такие пещеристые, как пемза, свечи. К счастью, я сохранила много фотографий моих первых свечей.

После первых экспериментов я решилась заказать чистый парафин и стеарин, фитиль, красители и ароматизаторы. Как сейчас помню, это была баночка “ванили” и баночка “хвои”. Потом я удачнонашла у себя дома пластиковую банку для крупы, которая послужила мне формой для многих свечей. Я проколола ее раскаленной спицей, и оказалось, что форма хороша, пока она не лопнула в какой-то момент.

К этому времени был проштудирован весь интернет на предмет интернет-магазинов, где можно раздобыть формы для свечей. В России они очень дорогие. Я же нашла в США, и сделала заказ на несколько профессиональных форм для свечей, а также я купила настоящие классные ароматизаторы! Это было просто счастье. Я ждала эту посылку больше, чем свой день рождения ))) Моим хитом были ажурные свечи.

Считаю, что это одни из самых эффектных свечей. Вторыми по популярности были свечи с кофе и корицей.

Новый виток творчества случился после моего переезда из Москвы. Помню один заказ, фото этой свечи, увы, не сохранилась, но идея была шикарная. Я залила высокую свечу в коробку из-под молока. Но залила не целиком, а разноцветными слоями. А в каждый слой положила бумажку с пожеланиями от заказчицы своим друзьям.

Очень здорово получилось. Я успела познакомиться в своем городе с мыловарочками, которые делают формовое мыло с помощью силиконовых форм. Я присоединилась к одному из заказов и получила возможность делать свечи-розы, пионы, кувшинки и замечательные пирожные.

Я начала заказывать парафин на оптовых базах, в мешках по 20 кг. Тогда он стоил. эхх. рублей по 50 за килограмм)))

В какой-то момент начался творческий кризис. Я не знала, куда мне двигаться дальше, что делать, и приняла неожиданное решение, но я знала внутри себя, что так надо, и что дальше мне будет только проще. Я продала ВСЁ. Все свои материалы для свечеделания. Американские формы, пластиковые формы Milkyway Molds, ароматизаторы США, глиттеры, даже парафин и фитили. В общем, в моем волшебном диванчике, который стоит на кухне и под сиденьем хранит материалы для творчества, стало пусто. На душе стало тоже пусто и немного грустно, но я собралась с силами и стала жить дальше. Произошло то ли обновление, то ли перезагрузка.

Спустя несколько месяцев я написала план, сделала расчеты себестоимости свечей, заказала мешок парафина на базе Нижнего Новгорода, заказала через посредника новых форм, ароматизаторы, фитилем у меня стала служить джутовая веревка, разделенная на отдельные небольшие веревочки-фитили. С тех пор я не расстаюсь со свечеделанием. У меня сейчас 8 пластиковых форм родом из США(три формы-шара, два по 6 см и один 8 см рифленый, форма яичка, конус, много цилиндрических форм) а также 4 “трея” для мини-свечек плавающих разных форм (цветочки, капельки, сердечки), есть металлические формы (конус, кирпичик на 2 фитиля, сдвоенное сердце, призма, куб)

Есть много силиконовых форм (цветы, пирожное и сердечки), а также мешочек зерен кофе, пакеты с бадьяном, палочками корицы. Много искала формы для тонких узких свечей, но пока успеха нет. Металлическая форма на 6 свечей была забракована, хотя она приехала ко мне из США, с аукциона.

Обожаю делать свечи. Кроме того, что это мое любимое дело, оно приносит мне доход. Я ежегодно принимаю участие в множестве ярмарок. На первую ярмарку я отправляла свои свечи еще в Москве, но сама там не участвовала, так как был маленький ребенок на руках. Естественно, принимая участие заочно в чужом городе, на ярмарке ничего не заработаешь и опыта не приобретешь. Когда я уже жила в Сарове, поехала в Нижний Новгород, и это был мой первый реальный опыт. Замечательный опыт.

Опыт того, как правильно надо расставлять и презентовать продукцию. Наэтой ярмарке я заработала, но заработала я лишь на билеты туда и обратно из Сарова в Нижний Новгород. Плюс массу опыта. Захотелось также, но в своем родном городе. Поначалу я сдавала на комиссиию свечи в отделе “Фен-шуй”, и кстати, они там неплохо продавались, но потом эта идея мне разонравилась.

Первую ярмарку в Сарове я организовала сама совместно с девочкой, именно для того, чтобы иметь площадку для знакомства с покупателями вживую. Плюс я амбициозный человек, люблю, когда и у мастеров горят глаза, за их успехи я тоже очень радовалась. Я провела три ярмарки.

Это оказалось немного трудновато, я нашла себе замену, человека поопытнее. Алла вывела нашу ярмарку нановый уровень. Мы перестали платить за аренду и постоянно обитали на каждом городском празднике в главном нашем Парке. Каждая ярмарка – это испытание. Как правильно расставить товар, чем заинтересовать покупателя, каждый раз – пересмотр цен. В этом году загорелась идеей изготовления резных свечей. Я давным-давно про них знала, но считала их какими-то вычурными, предпочитая более простые и лаконичные формы для изготовления свечей.

Помню даже историю, когда я примерно в 2009 или 10-м году получила массу вопросов от моей виртуальной знакомой из Израиля, которая советовалась со мной и начинала свой свечной бизнес. Она сейчас просто гуру в изготовлении резных свечей. А я учусь потихоньку. К Новому году я загорелась идеей создания наборов, как с резными, так и с простыми свечами. Более того, я договорилась со знакомой мыловарочкой, что она изготовит мне какие-нибудь изящные мыльца для моих свечных наборов, и так и вышло, они получились чудесными. Ну а корзинки и упаковку я заказываю оптом.

Планов много, я совсем забыла про свадебную тему, и хочу поработать в этом направлении. Хотя первая резная белая свеча ушла в чудесном наборе в красивой корзине с бокалами и мыльной шкатулкой. Также у меня сохранились все творческие дневники, в которых я писала в период кризиса и безденежья, там я записывала все мои мечты, которым суждено было сбыться и которые мне предстоит осуществить.

Без творчества, я считаю, нет жизни. А творчество – везде!

Источник: www.livemaster.ru

Компания «Свечной Двор»

  • 16.04.1999
  • Автор Иван Пигарев

Газета «Московский комсомолец», 16.04.1999г., №71

В столице открылся первый частный свечной завод

Москвич любит свой быт. Быт москвича никогда не обходился без «фенечек». Мы всегда стремились украсить свою жилплощадь фарфоровыми зайчиками, слониками. Ракушками, камешками или вазочками. Вся эта мелкокалиберная красота не раздражает глаз и хорошо собирает пыль. А умным людям она приносит деньги.

За будочкой шиномонтажа направо. По тропинке, вдоль забора, голубые ворота. За воротами зевающие собаки и мужские ноги. От колен и выше капот от «Жигулей» и побелевшие пальцы рук по краям. Из-за капота сдавленный от напряжения голос: «Идите».
Идем. На двери барельеф Ильича. Жестяной лик плачет. В трещинах застывшие капли воска. Несколько ничего не значащих коридоров и вдруг – бац! Ирина Крамаренко.

Молодая, как майская клубника, изящная, как свечка.

В свечках все дело. Молодая, как майская клубника,Ирина Крамаренко единственная москвичка, владеющая в столице… свечным заводиком.
Свечной заводик не в Самаре

Мечта небезызвестного о. Федора из «Двенадцати стульев» выглядит следующим образом. Комната, комната слева и еще раз комната слева. В первой на широких полатях стоят готовые свечи. Их здесь штук триста. Все разные, как люди. Но чем-то похожи, как китайцы.

— Всего-то три вида, — рассказывает Ирина, — фигурные, резные и с цветочками. Вам какие больше всего нравятся?

— Вот эти, — четко говорю я, и мы переходим в другую комнату.

Читайте также:  Кнопки стеклоподъемников калина старого образца

Здесь те же свечи, но только не упакованные. Два мастера, вернее две мастерицы свечного производства шелестят прозрачным пластиком. А в соседней комнате, я подглядываю, творится само свечное действо., и первым делом меня поражает макальщица. Женщина, которая макает. Перед ней штук двадцать ванночек с содержимым разного цвета, а в руках на крючке длинное белое мороженое с сосульками, с которых капает парафин.

Она это мороженое раз – и в ванночку. А обратно вынимает уже не белое, а красное или синее. Макальщица сосредоточенно читает инструкцию. Мне тоже интересно. Инструкция напоминает список воздушных шариков: два розовых, один прозрачный, два зеленых и т.д.

В комнате еще несколько женщин и трое мужчин. Женщины оборачиваются на мое появление, мужчины – нет. У одной женщины в волосах белое пятно.
— Что это?
— Я же говорила, что это парафин. Я вся в парафине. Боже мой!

Хозяйка свечного двора
Ирина не всегда была такой умной. Например, в шестом классе, как все нормальные шестиклассницы, она твердо собиралась поступать в МГУ. Математик-дядя по отцовской линии предупредил ее, что женщина-математик – это ужасно. Филолог-дядя по материнской линии камня на камне не оставил от перспектив женщины-филолога. Очевидно, унылым рисовалось будущее женщины-философа, по мнению родственника-философа. Наконец, она выбрала психологию, потому что в семье не нашлось ни одного психолога на отговоры. И поступила. Еще долго ничто не предвещало свечного будущего. Пока на четвертом курсе она не устроилась подрабатывать в фирму, ничего общего не имеющую со свечами.

— Берется формочка. В нижней части формочки (попа) проделывается отверстие. Вставляется фитиль.

— Ничего интересного. Фитиль – это специальная нитка на основе хлопка. Сверху нитку привязывают над формочкой к перекладинке. И заливают парафин. Видите?

Вижу на полу ряды жестяных панцирей. Это формочки. Иные похожи на доспехи игрушечных воинов. Запарафиненные концы фитилей напоминают поросячьи хвостики. Сам парафин ноздреватой глыбой лежит в углу. Со слов хозяйки выясняется, Что свечное производство не изменилось с XVI века. Тут же необходимо представить себе уютный немецкий монастырь, бритых мастеров, заляпанный каплями воска пол, котлы на огне, теплый запах расплавленного воска и шум капель, стекающих со свежих горячих свечей.

— Шульц, вам на партию резных для барона Гогенцоллера полдня. Слышите, по пять минут на каждую…

И песочные часы, отмеряющие скорость застывания восковых красоток…

Художница принимает из рук макальщицы мокрую заготовку, накалывает ее на крюк и берет маленький острый ножичек.

Хозяйка подворья – символ победившего российского капитализма. В ней есть что-то от Запада. От духа свободного практицизма. Она похожа на больную, которая заражена уверенностью в себе и завтрашнем дне. У нас такие люди – редкость. У нас народ в бизнесе унылый и скучный. А она балдеет от своего заводика в первую очередь не потому, что он деньги приносит, а потому, что он уникальный.

Художница делает в теле свечки несколько надрезов. Мнет, сгибает, завивает теплый воск в косички. Вокруг свечки вырастает разноцветный узор.

Сначала она думала по примеру крупных американских супермаркетов устроить в России пункты приема горячей пищи. Испугалась российских санэпидемстанций.

А тут вдруг американская соседка по общежитию в городе Сиэтле, где Ира изучала английский язык, приволокла откуда-то один кг парафину, два метра фитиля, заплетенного в косичку, пузырек краски и пузырек ароматизатора и на кухне, вручную, принялась готовить нечто в подарок жениху. Получилась свечка.

— Озарило? – живо спросил я.

— Мой жених тоже не был против получить такой подарок, — сказала Ирина.

Через полгода идея воплотилась в строительный вагончик на краю города Москвы.

Художница сняла с крючка узорчатую свечку. Формочкой от домашнего печенья выдавила воск посередине и освободила хвостик фитиля. Ведро с лаком напоминало сельский колодец в наледи. Наледь из густого лака была теплой и пахла химией. Капли затвердели, резная свеча заблестела, как облизанный леденец.

В углу стояла толстая разноцветная свеча высотой с годовалого ребенка. Рыжий скульптор лепил обнаженную женскую фигурку. У фигурки были чуть уловимые черты лица Хозяйки.

Зависть может быть добрым чувством. Но только к людям, которые по жизни движутся с неистребимой и изящной легкостью. Этим людям везет, и они не замечают тяжести на своих плечах. Удача-злодейка влюбляется в них без памяти. И все им прощает.

Помнится, в августе 98-го страна с мрачным восторгом праздновала кончину среднего класса.

Время идет, жизнь проходит, а похороны этого среднего класса затянулись до неприличия. После семи месяцев траурных маршей возникло смутное подозрение, что часть общества, приговоренная кризисом к смерти, оклемалась. Повылезала из гробов и опять принялась. За свое.

Источник: candles.ru

Мечта отца Федора или Свечной заводик “ЗИЛ”.

Частенько проезжаю по рабочим делам по набережным в районе м. Павелецкаю.
При взляде налево (ну или направо, в зависисмости от пути следования) – глаза мои самопроизвольно вылазят, слюни текут, а челюсть бъется об руль. На территории заводика “ЗИЛ” аццкий каро-клондайк.

А теперь внимание вопрос – кто в курсе, как можно туда попасть? Хотя бы краешек этого богатства опилюлить.

Raptor тебе в помощь 😊

Покупай дальнобой и с набережной 😊)))

Везде на закрытых предприятиях есть хуева туча воронтосов. Если охрана не стреляет. Если предприятие серьёзное, то точно стрелять некому – пизды дадут. У меня в НИИ идёшь вечером и слушаешь, как из ёлочек доносится сонное покряхтывание каров. Наглых, больших и жирных.

А в парке напротив – уже шугаются!

На территориях горбольниц каров и грачей тож докуя всегда, а ночевки так вообще под 500 особей. Например, 55 ГБ. С охраной попроще будет договориться, думаю.

Охрана больниц – всё же не такая серьёзная вещь. по крайней мере, если это не больничка какогонить ведомства.
Туда по крайней мере можно спокойно зайти. И работать из чего-нибудь тихого. А вот в НИИ попробуй зайди. у нас по территории натурально ходят менты. Чуть ли не круглосуточно.

А при чём тут Raptor?

БК
Везде на закрытых предприятиях есть хуева туча воронтосов.

Регулярно по пути в офис Кащенко делаю тут (http://wikimapia.org/#lat=55.7054473&lon=37.6322454&z=18&l=1&m=b ) петлю, чтобы прибить самого глупого воронтоса дня из зиловских =))

Через раз из подмостовых “автосервисов” напротив горнолыжного рынка выходит группа чоповых охранников, чтоб поглазеть и похихикать. Что они там охраняют – хз. Судя по веринице инкахрановских газелей – у них под мостом гараж. На внешней стороне петли всегда подъезжаю к воротам ЗиЛа, чтобы еще раз подивиться на кордоны охраны из разных ведомств. Что-то интересное ЗиЛ нынче ваяет, не 133-е, нет. Даже глядя на разметку =))

Показываю им язык =))

predator1
Недавно катались с комрадом в ближнем подмосковье, я засёк много монохромчика на деревьях за забором, ну и говорю- давай обилетим, а комрад говорит “ты чё, это же вертолётный завод Камова”

По сабжу: Позавчера промерил дальномеров с набережной до заводика. С правой полосы возле бордюра до деревьев на территории заводика – от 238 до 300+ метров. Абидна.

Напалм тебе в помощь

Вы на территории бывшей г-цы Россия посмотрите сколько там каров-я чуть не охуел!

ЩИТО? В Центр с винтом? Да Вы, батенька, совсем мозг отморозили 🙂

Скорей бы тепло, мёрзнуть достало.

BTKO
Частенько проезжаю по рабочим делам по набережным в районе м. Павелецкаю.
При взляде налево (ну или направо, в зависисмости от пути следования) – глаза мои самопроизвольно вылазят, слюни текут, а челюсть бъется об руль. На территории заводика “ЗИЛ” аццкий каро-клондайк.
А теперь внимание вопрос – кто в курсе, как можно туда попасть? Хотя бы краешек этого богатства опилюлить.

БК
ЩИТО? В Центр с винтом? Да Вы, батенька, совсем мозг отморозили 🙂
Скорей бы тепло, мёрзнуть достало.

tuning
Вьезд по заявке плюс “незаконный” досмотр машины охраной. Ну по крайней мере года два назад.
Охрана тупая до невозможности. На все претензии ответ стандартный – У нас распоряжение.
Отыгрался при оформление документов. Вкатывался с одним немецкоподданым и одним бритом. Положено всех переписывать с паспортов, ну я и отдал все три. На вопрос придурков из охраны, а что писать и кто едет, дал ответ – Вы у руководства распоряжение спросите, а я пока проинформирую посольства о дипломатическом инценденте. О нежелание допуска приглашенных лиц и о незаконном досмотре автомобиля.
При выезде шлагбаум взлетел мнгновенно.
BTKO – собрат, забудь о мечте. Там еще и гаишники с ППСами по близлежащим улицам по вечерам тусуються.

predator1
По ходу так и есть..
Недавно катались с комрадом в ближнем подмосковье, я засёк много монохромчика на деревьях за забором, ну и говорю- давай обилетим, а комрад говорит “ты чё, это же вертолётный завод Камова” 😊
Проехали мимо..

а пацаны то не знают)

живут напротив и не парясь валят)

кто в курсе, как можно туда попасть?

STAS77
Я знаю. Тебе надо завтра(по прибытии на работу) пройти по коридору до конца и зайти в крайнюю дверь слева. Там я тебе и раскажу:-)))

Угу. У меня иногда туда суперводило катается. 😉

Ээххх.. Знали бы вы, какая знатная помойка у ГРУ..
Сколько там крыс.. Дума, что в глазах рябит, точки мерещатся. Ан нет, толпы крысюков по помойке рассыпаной шарятся. У друзей балкончик как раз туда выходит. Высоковато, правда, да и стремно- ГРУшники обидятся еще, отстреливаться начнут.. 😊

gigaelk
Знали бы вы, какая знатная помойка у ГРУ..

gigaelk
Сколько там крыс.. Дума, что в глазах рябит, точки мерещатся.

gigaelk
стремно- ГРУшники обидятся отстреливаться начнут..

predator1
Ну пацаны молодцы, чего ещё сказать 😊
Недавно там были. глушняк.. Монохромчика было мало, в частном секторе вообще при остановке машины сваливали резво..

хех, еще бы)
за 2008-2009й под тыщу каров там завалили)

Источник: guns.allzip.org